Персона

 

«22 апреля на стартовой решетке немецкого автодрома «Хоккенхаймринг», где проходят этапы «Формулы 1», впервые появится гоночный «Porsche» цветов российского флага с символикой компании «DreamCar». За рулем 400-сильного монстра Porsche 911 GT3 Cup (тип 997) будет самый опытный из российских пилотов Porsche, чемпион России и призер европейских соревнований Олег Кесельман».

По материалам информагентств

 

Олег Кесельман. Наш человек в немецком тылу

 

Команда мечты

Наверное, логично было бы беседовать с автогонщиком в машине, мчащейся со скоростью где-то 200 километров в час. Но, нарушая все законы логики, мы совместили интервью с неторопливой пешей прогулкой по вечернему городу.

– Мне сегодня сказали, что Ставрополь – город ветров. Как же вы тут живете? – удивляется Олег Кесельман.

– Но такого, как сегодня утром, у нас давно не было. Это вам так «повезло».

Ставропольский шторм продемонстрировал нашему гостю все, на что был способен. Утром ветер просто сбивал с ног. Но выбора у нас не было – одного из самых знаменитых в Европе российских автогонщиков и автомобиль по имени Porsche, вне всякого сомнения, нужно фотографировать только на воле, где есть подходящий антураж: ветер, небо, облака. И чтобы солнце бликовало на отполированном капоте.

Поэтому мы заставили серебристый Porsche Cayman сначала стрелой лететь по дороге, а потом вскарабкаться на вершину горы по ухабистой грунтовке, что он и проделал уверенно, как черепашка, под чутким руководством Кесельмана. Фотосессия состоялась, а под вечер, к счастью, и ветер присмирел, так что появилась возможность показать Олегу Ставрополь.

– А что там, на Крепостной горе?

– Там… все основные наши достопримечательности. Солдат, например. Еще с горы открывается живописный вид на город.

– Кажется, вижу твоего Солдата. А это рядом что такое большое?

– Бассейн…

– Ходишь, нет?

– Некогда было, последние месяцы в автошколе училась. Теперь предстоит поход в ГАИ, буду сдавать на права…

– О, так самое приятное у тебя еще впереди! Теперь-то, поверь мне, все самое лучшее в жизни и начнется…

– Олег, а кто вас на гонки «подсадил»?

– Все случайно получилось. У моих родителей никогда не было машины. Я до гонок чем только не занимался: и в секцию каратэ ходил, и на пианино играл… Пока как-то раз не встретил на улице одноклассника. «Куда идешь?». «У отца на работе картинг открыли». «А что это?». «Такие маленькие машинки. Пошли со мной?». Ну, пошли. Друг через две недели бросил, а я вот до сих пор гоняю.

– А как вы представляетесь, когда знакомитесь? «Автогонщик Кесельман»?

– По ситуации. Во-первых, я профессиональный пилот, в автоспорте больше двадцати лет. Как в 13 лет пришел в картинг, так до сих пор и осуществляю мечту своего детства. Во-вторых, в рамках пилота со временем мне стало тесно, поэтому я занялся спортивным маркетингом в области автомобильных гонок. Моей компании «Кесельман моторспорт» около 15 лет.

– Как получилось, что компания «Кесельман-моторспорт» стала партнером автомобильного холдинга «DreamCar»?

– У меня было несколько попыток организовать автогоночный бизнес с автомобильными холдингами. Почти весь мировой автоспорт – дилерский. Если ты продаешь автомобили, то, конечно, можешь завесить баннерами весь город и дать рекламу во всех изданиях. Но на определенном этапе она просто перестанет работать. Есть испытанный инструмент маркетинга, замешанный на эмоциях, который находит дорожку к сердцу потребителя. Это автоспорт, и лучше него еще никто ничего не придумал. Европа идет по этому пути уже давно, но в России люди обычно увлечены заколачиванием «бабла» любым способом, и раньше я никогда не искал спонсоров среди российских дилеров. Хотя, конечно, хотелось найти партнера, у которого отношение к автомобилям такое же, как у тебя.

Когда я совершенно случайно познакомился с компанией «DreamCar», я понял, что здесь что-то может выйти. Разговор шел не о получении быстрых денег, а о долгосрочном сотрудничестве в области гонок. Мой опыт показывает, что если ты занимаешься автогонками ради денег, у тебя ничего не выйдет. Ты должен это дело очень сильно любить, тебя должно от этого «колбасить». Прям вот… совсем.

Сегодня моя компания является партнером «DreamCar» в этом масштабном проекте, где я, прежде всего, пилот, а потом уже спортивный организатор.

Команда «DreamCar Racing» в Кубке Porsche – это максимализм, который мне нравится. Если строить дилерский центр BMW – то один из самых больших в Европе, а если заниматься автогонками, то в одной их самых крутых гоночных серий мира, по уровню близкой к «Формуле 1»…

Для России это революционный шаг. У всех европейских дилеров Porsche есть свои команды в Кубке. Но пока ни у одного дилера в России не было своей гоночной команды.

 

Об идеальном автомобиле

Что-то прожужжало мимо нас по дороге.

– Это у вас местные драг-рейсеры?

– Ага. Их все больше и больше. А вот интересно, какой автомобиль вы считаете самым быстрым и красивым, идеальным во всех отношениях?

– Пять лет назад я впервые попробовал поездить на Porsche и просто влюбился в эту машину. Абсолютно искренне говорю. Porsche 911 – самый красивый автомобиль, на мой взгляд. Гоняться на нем архисложно. Это вещь в себе, со своим характером. А у гоночного автомобиля характер еще более яркий. Но если ты смог укротить Porsche на гоночной трассе, тебе по плечу любая задача. Гонщик низкого или среднего уровня будет бояться этой машины. Но если ты перешел эту грань, в совершенстве овладел некоторыми «цирковыми» приемами… то ты на этой машине поедешь очень быстро. Кубковые автомобили Porsche обгоняют в совместных тестах гораздо более мощные машины. Часто какой-то «Корвет» из американской серии Ле-Ман, который мощнее Porsche на 200 лошадиных сил, уступает в скорости кубковой машине Porsche.

Об этой машине я могу многое рассказать, но главное в ней – это дух. Если ты его ощущаешь, ты можешь на ней ездить.

– Как успехи в Кубке Porsche?

– Porsche Cup – это первая гоночная серия в моей карьере, где я пока еще ничего не выиграл. Я начал с картинга, потом были российские чемпионаты, потом – европейские, и везде я если не выигрывал, то хотя бы на подиум поднимался, включая чемпионаты Германии, Швейцарии, 24-часа Нюрбургринга, гонки на выживание и так далее.

Уровень конкуренции в гоночной серии Porsche Cup иногда выше, чем в той же «Формуле 1». Как нигде, здесь играют роль мастерство и опыт пилота, количество пройденных километров на автомобиле Porsche. Огромное количество пилотов топ-уровня «Формулы 1» и DTM обломало зубы об эту гоночную дисциплину и отмахивается от нее двумя руками. Это очень специфичная езда, она ни на что не похожа. Porsche – это машина уникальной конструкции, уникальных возможностей. Но нужно много специализироваться. Ты можешь рассчитывать на результат в гонках Porsche Cup, только если готов посвятить пять-шесть лет жизни владению этой машиной. Я провел в Кубке Porsche весь спортивный сезон 2004 года и проехал несколько гонок в 2005-м. В Германии другое отношение к автоспорту. Человек, который за два года приблизился к первой десятке, там вызывает уважение как настоящий профессионал. Пилоты всю гонку посвящают тому, чтобы улучшить результат на одно место, с 21-го перейти на 20-е. В своей карьере я слышал аплодисменты за 15 место. А для России – это пустой звук, ты же не выиграл.

В прошлом году, когда я не участвовал гонках, Кубок Porsche перешел на новую модель – 997. По сравнению с предыдущей моделью 996, в машине и Кубке многое изменилось, начиная от гоночных траекторий и заканчивая способом торможения и переключения скоростей. Мои соперники уже два года ездят на таких машинах, а мне приходится догонять их ускоренными темпами.

– Как вы готовитесь к предстоящему 22 апреля старту?

– В тренировочный день я восемь часов провожу на трассе, проезжаю по 400 гоночных километров. Это очень много. Причем в гонках «Формула 1», которые длятся в среднем полтора часа, в какой-то момент ты должен просто ехать в быстром темпе, но не выкладываться до конца из-за специфики машины, износа резины и так далее. А кубок Porsche – это сорокаминутная гонка, и она ведется так, что все ее круги ты едешь как «в последний раз». На тестах ситуация еще более сложная, потому что у тебя таких гонок семь-восемь в день, и нет смысла один круг отдыхать, проехать на хотя бы девяносто процентов. Вся машина увешана датчиками, данные записываются и с помощью специальной программы обрабатываются. Инженер видит, как ты тормозишь, как давишь на газ, как крутишь руль, что происходит с ускорениями, траекториями. Указывает на ошибки. Круги накладываются друг на друга, ты сравниваешь свой круг с идеальным кругом заводского пилота. Думаешь, где он тебя превзошел и что делать дальше, опять садишься за руль и так далее…Короче, не посачкуешь…

Это тяжело и в физическом, и в моральном плане. Я сейчас работаю над основными моментами, а пилоты топ уровня, которые ездят в Кубке и на Европейских трассах по многу лет, шлифуют детали, приближают свои круги к идеалу. На данный момент я их догоняю. Мой результат будет зависеть от того, насколько быстро я буду их догонять. В этом нет ничего страшного. Даже сам факт участия в этой престижной гоночной серии говорит о высоком уровне твоей команды. Конечно, русские гонщики для немцев пока еще экзотика, неплохо иметь на стартовой решетке человека из непонятной страны.

 

Наше покушение на национальную немецкую гордость

– Каково это – быть российским автогонщиком в немецких гонках?

– Когда я прохожу таможню в Берлине и на вопрос пограничников: «Цель вашего визита?» отвечаю: «Участие в кубке Porsche», удивление на их лицах сложно описать.

У немцев есть сознание того, что Porsche – их национальная немецкая гордость. И что там в принципе может быть американец, бельгиец, голландец, ну, финн какой-нибудь. Но русские… откуда? У вас что, в России ездят на Porsche?

Делать карьеру в Европе – это совсем не то, что в России. Как строится карьера российского автогонщика в Европе? Это вообще нонсенс. Там все свои, там своя индустрия. Подстегивает то, что когда ты становишься чемпионом России – ты лучший, да, но ты лучший из ста или двухсот людей, которые занимаются тем же делом. Они, может быть, прошли какой-то естественный отбор, но в основании пирамиды стояла максимум тысяча гонщиков. А когда ты становишься чемпионом Германии, ты лучший из ста тысяч, которые тоже неслучайные люди в гонках. Они прошли отбор на многочисленных соревнованиях более низкого уровня.

Ты покидаешь пределы России, оказываешься в основании этой пирамиды и понимаешь, что если ты чемпионом на родине, то в Европе в профессиональном плане ты несостоятелен. И как будто не было 15 лет, надо заново учиться, все сначала. Нужно иметь действительно большое желание, чтобы на это пойти. В России ты – первый парень на деревне, а здесь другие трассы, другие автомобили, другие маршруты. В Европе автоспорт – это огромная индустрия. Это автодромы, которые стоят сотни миллионов евро и больше похожи на космодромы, это огромное количество людей. В гоночный день на площади в несколько квадратных километров находятся 150 тысяч человек. Когда я в первый раз это увидел, у меня был шок. И они все сидят на трибунах, у них проверяют билеты, они где-то паркуют машины, едят, покупают сувениры, их развлекают. Люди приезжают семьями, разбивают палатки. Гонки у них в крови.

Моя задача – перенять какие-то знания, принести их сюда, в Россию. А знания просто так не даются – они покупаются. Чтобы получить их, ты должен отъездить гоночную серию. Этот опыт покупается ценой проб и ошибок, сломанных ног и разбитых машин.

– То есть главная цель проекта – накопить опыт?

– Главная цель проекта – сделать красивый проект. Когда ты занимаешься гонками вплотную, то начинаешь относиться к ним, как к одному из восточных единоборств. Целью становится самосовершенствование ради совершенства. Тебе уже не так важен результат, не так важны призы и кубки, их и так хватает. Ты просто хочешь как можно лучше делать то дело, которому посвятил жизнь. Для меня как для профессионального пилота цель именно такая.

– Немцы не ревнуют свои гонки к русским?

– Не знаю… нет. Ну, может быть, чуть-чуть. Психология европейцев сильно отличается от нашей. Многое удивляет поначалу.

– Что, например?

– У нас относительно них очень много иллюзий. Пунктуальность, порядочность, культура сильно преувеличены. Правда то, что немцы очень спокойные.

– А вам где вам уютнее? Среди спокойных немцев или бешеных русских?

– Ну, я там все равно ощущаю себя во враждебной среде, как бы мне ни улыбались. Все же знают, что я не на экскурсию приехал. А на гонках.. хм.. чакры открыты, чувства обострены. Немцы радушны, они не делают усилий, это не дежурная американская улыбка. Но все равно… Это чужая атмосфера, чужая энергетика. Я и не хочу быть там своим. Я хочу быть там уважаемым в профессиональном плане.

– Как вы собираетесь этого добиться?

– Немцы уважают того, кто серьезно, с полной отдачей относится к тому, чем занимается. Профессионализм доказываешь на всех уровнях. Результат на финише гонки – вершина айсберга. Если ты ведешь себя как капризная примадонна, они не будут всерьез тебя рассматривать. А если ты анализируешь, в чем проблема и как ее решить, то это их убеждает. Только такой путь возможен. Это приходит с опытом. Если сравнить, каким я был, когда начинал в Европе, и как я ощущаю себя сейчас – это, как говорится, две большие разницы. Пропали иллюзии. В России автоспорт – это смелость, дух, отвага, адреналин. А в профессиональном европейском автоспорте отвага на десятом месте, а на первом – способность анализировать.

– Очень по-немецки…

– Одно из главных качеств автогонщика – это способность слиться с автомобилем в одно целое. Ты являешься главным компьютером машины. К тебе стекается огромное количество информации от руля, педалей, инженеров, соперников, и способность ее усваивать и переваривать выходит на первое место. Нужно уметь быстро проанализировать кучу факторов и понять, что тебе делать. В России же достаточно иметь отвагу и талант, можно запросто фигачить по нашим улицам, гоночным трассам и выигрывать. А там ты на отваге далеко не уедешь. Скорости другие, мощности другие, время реакции автомобиля на твои действия сокращено до предела.

 

Правильные мысли

Мы уже давно стоим у Солдата, и я запоздало замечаю:

– Вот такой город... точнее, северная его часть.

– Мне Ставрополь отсюда почему-то сейчас напомнил Стамбул. Не была в Стамбуле? Там тоже весь город – это холмы, до самого горизонта усыпанные огнями одноэтажных зданий.

– Город Ставрополь, в отличие от Стамбула, совсем небольшой.

– А знаешь, это совсем неплохо – небольшой город. Я родился в Москве и сейчас живу в столице, но одно время – лет шесть – прожил с родителями во Пскове, так что хорошо представляю себе небольшие города. Вся Европа уже давно переехала в деревни. Большие города напоминают помойку. Смотрю на то, что происходит с Москвой, и мне это все меньше и меньше нравится…

Ввиду похолодания беседа продолжается в кофейне на проспекте Карла Маркса:

– Олег, самое время поговорить о пристрастиях в еде и напитках.

– Знаешь, настоящий праздник, после европейских путешествий, когда я жарю себе простую домашнюю яичницу. Гораздо чаще приходится питаться какими-нибудь суши. За границей подсел на итальянскую кухню: салаты, паста… Люблю вечером выпить грамм 50 виски или бокал вина.

– А во время гонок – сухой закон?

– Как ни странно, гонщикам иногда рекомендуют бокал красного вина, не ради удовольствия, а чтобы расслабиться, снять стресс.

– Что вас расслабляет лучше всего: поход в баню, в казино?

– В казино я не хожу. Я подсажен на определенный вид адреналина. Знакомые зовут: «Мы сегодня едем с парашютом прыгать, давай с нами». Мне не то, что страшно. Мне просто не интересно.

– Как отдыхаете?

– Работа такая, что я все время в дороге, поэтому отдыхаю, просто находясь дома. Даже мысли не возникает отправиться куда-нибудь на отдых. Лучший отдых – переключение с одного вида деятельности на другой.

– Это может быть тренерская работа?

– Да, я много тренирую. Чтобы получать информацию, нужно сбрасывать ее кому-то. Мы в Москве открыли школу GT-вождения для владельцев быстрых мощных машин. Я тренирую спортсменов для чемпионата России, вот, Дима Певцов – один из моих учеников.

– Чему вы учите в первую очередь?

– Я за индивидуальный подход, ведь у каждого свои проблемы. Но самое главное, пожалуй, быть за рулем дружелюбным. Ко всему. К машине, к окружающему миру. Первое, что нужно сделать, когда садишься за руль – убрать агрессию. На гоночной трассе, на обыкновенной дороге, на полигоне. Перед стартом гонки я стараюсь думать правильно. Позитивно. Если ты не можешь расслабиться, ты не сможешь анализировать свои ошибки, поведение автомобиля в изменяющейся обстановке. Автомобиль нужно любить. Не в смысле: «Я люблю свой автомобиль, поэтому если кто-то что-то на нем нацарапает, башку оторву». Нужно получать удовольствие от общения с автомобилем. И не только. Вообще, от жизни нужно получать удовольствие.

______________________________________

Немецкий кубок Porsche Carrera – наиболее престижная гонка из нескольких серий этой марки, проходящих во Франции, Британии, Скандинавии, Японии, Италии, Азии и Австралии. Именно в ней соревнуется мировая элита Porsche, и именно она входит в состав гоночного уикэнда DTM – самого посещаемого автоспортивного шоу Европы. Кубок состоит из восьми этапов, проходящих в Германии, Голландии и Испании.




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт