Персона

Рациональный человек

Это тот самый случай, когда персона в представлении не нуждается. Валентина Николаевна Муравьева – личность, известная далеко за пределами Ставрополя. В течение 14 лет она была заместителем главы администрации краевой столицы. Сегодня она ректор Ставропольской государственной медицинской академии.

 

Анкета Пруста

Pro: Валентина Николаевна, по нашей традиции, начнем с анкеты Пруста. Что для вас счастье?

Валентина Муравьева: Говорят, это когда утром хочется идти на работу, а вечером – возвращаться домой. Я тоже так думаю.

Pro: А несчастье?

В.М.: Болезнь и потеря близких.

Pro: Какую черту вы сами в себе больше всего не любите?

В.М.: Вспыльчивость. Не люблю за то, что вспыльчивый человек может быть несправедлив.

Pro: Какое качество вы считаете самым ценным для мужчины?

В.М.: Надежность и порядочность.

Pro: А для женщины?

В.М.: То же самое. Я людей не делю по полу.

Pro: Что вы никогда бы не простили?

В.М.: Не знаю, есть ли такая вещь. Я всегда стараюсь в отношениях с людьми ставить себя на их место. И я бы в любом случае попыталась понять, почему человек так поступил. Предал или солгал. А там бы все зависело от обстоятельств.

Pro: С кем бы вы хотели пообщаться?

В.М.: С родителями.

Pro: Если бы дьявол предложил вам бессмертие, без условий, вы бы согласились?

В.М.: Нет. Люди устают жить.

Pro: Что бы вы сказали Богу, если бы оказались перед ним?

В.М.: Я бы попросила здоровья для членов своей семьи. И еще попросила, чтобы он дал нам возможность найти средство от рака, от страшных инфекций. Чтобы все люди умирали от старости.

 

Разговор с ректором

Pro: О какой работе вы мечтали в детстве?

В.М.: Я хотела быть учителем истории. Но судьба распорядилась по-своему. Я болела хроническим ларингитом, его тогда не умели лечить. Бывало так, что я на месяц замолкала. Однажды это случилось прямо во время выпускного экзамена в 10 классе. Но я все равно не верила, что это помешает моей мечте сбыться, пока не встретилась с профессором Ионом Моисеевичем Соболем. До сих пор помню его слова, хотя уже сорок лет прошло: «Деточка, какой учитель? Лаборанточкой, лаборанточкой, и молчать побольше». Это была трагедия для меня, прямо скажу. Сутки не пила, не ела, не помню, как добралась домой в Изобильный. Папа утешал: «Что ты переживаешь? В этом году попробуешь куда-нибудь поступить, узнаешь, как вообще сдают экзамены, потом поедем в Москву, вылечим, и на следующий год пойдешь в пединститут». На такие условия я согласилась. И мы с моим будущим мужем поехали подавать документы, он – в мединститут, так как всегда мечтал быть врачом, а я – в сельхоз, как папа предложил. Но в сельхозе мне все показалось каким-то темным,  унылым. А здесь, в Мединституте, было так красиво, светло! Я думаю: «Какая разница? Все равно ведь учиться не буду». Забрала документы из сельхоза и подала в мединститут.

Pro: И что, поступили?

В.М.: В тот год не поступили ни он, ни я. Но я как-то увлеклась медициной. Осенью приехала на подкурсы. Мне понравилось, и я уже всерьез стала готовиться в мед. И вот 1 сентября было сорок лет, как я переступила порог этого вуза. Здесь я училась, здесь прошла ординатуру, аспирантуру, и здесь же десять лет, уже будучи профессором, преподавала студентам, совмещая эту работу с работой в администрации.

Pro: А вас тогда не испугал вид крови, трупы и прочее?

В.М.: Нет, абсолютно. Я очень рациональный человек, и если есть необходимость, смогу все. В 16 лет научилась водить машину, чтобы коров не доить – стеснялась... Время было сложное, нужно было выживать. Я в папином горбатом «Москвиче» возила женщин в поле на дойку. За это меня от другой работы освободили.

Pro: А сейчас машину водите?

В.М.: Плохо, если честно. Потому что нет необходимости, и потому что мне это не доставляет удовольствия. Я в машине работаю. Мне до академии ехать 20 минут, и я это время использую, чтобы просмотреть документы или обдумать предстоящий день.

Pro: Что скажете о нынешних студентах?

В.М.: Сейчас такая умная молодежь! Это просто удивительно. Может быть, они меньше читают Пушкина, Лермонтова. Это плохо. Но ведь и жизнь другая. У нас не так давно была международная конференция по детской хирургии, и я увидела многих ребят по-новому. Они владеют языками. Они пользуются Интернетом. Им все книги доступны. А я помню, как мне не хватало этого в моем детстве. Я каждый вечер носила банку молока одним интеллигентным людям, чтобы они мне разрешали пользоваться их библиотекой.

Проблему вижу только в одном: у них нет возможности себя показать. Во времена моего студенчества было больше возможностей реализоваться. Если я любила общественную работу, то на первом курсе уже была членом комитета комсомола. Если кто-то хотел петь – пел, хотел плясать – плясал, хотел в КВН играть – играл. Хотел в науку идти – тоже пожалуйста. Сейчас сложнее. Мы во время перестройки потеряли самое главное – систему воспитания молодежи. Я говорю не о воспитании будущих коммунистов, а о воспитании людей интеллигентных, культурных, ответственных. А будет ответственность – будут учиться хорошо, будут лечить хорошо. На мой взгляд, так. Ведь не все тогда было плохо, честно скажу. Сейчас не все хорошо, и тогда не все плохо было.

Pro: Но ведь вы теперь ректор. Можете хоть что-то для этого сделать.

В.М.: Ну, вот мы недавно сидели с ребятами, которые занимаются с молодежью, и говорили о студенческом самоуправлении. Не может преподаватель выяснять, чего хочет Маша, чего Петя. Нужно, чтобы это шло из студенческой среды. А не хватает у студентов желания влиять на процессы, участвовать в жизни вуза. В советское время мы очень много требовали…

Pro: Может быть, они просто привыкли, что им отказывают?

В.М.: Может быть, не знаю. Я еще так мало работаю, не могу ответить на этот вопрос. Но хорошую инициативу мы будем поддерживать. Знаете, на сайте академии есть форум «Разговор с ректором».

Pro: Да, я читала.

В.М.: Правда же, интересно ребята пишут? Об общежитиях, о преподавателях, о самоуправлении. И мнения не однозначны. Как спорят о школе актива! «Нам надо учиться, мы должны стать хорошими врачами, а это только отвлекает». Я вам так скажу: не будут они хорошими врачами, если не будут воспитывать у себя активную жизненную позицию. Для врача очень важно уметь общаться с людьми, решать конфликты. Врач ведь  не только лекарством лечит. Можно вызубрить все, но нужно научиться лечить больного, а не болезни. Ведь мы все разные. И болезни у нас по-разному протекают. И понять, как лечить этого конкретного больного, можно только разговаривая с ним. А как научиться общению? Только общаясь.

Или вот мне написали: «Нельзя ли на 6 курсе ввести клиническую физиологию и клиническую патфизиологию?». А это то, что учат на втором курсе. Тогда им казалось, что это неважно. Знание норм крови, состояние давления. К 6 курсу все подзабылось. Мы на ректорате подумали и решили: надо вводить. Пусть это будет элективный курс. Раз хотят студенты, раз почувствовали потребность…

Pro: А не боитесь, что будут требовать все больше и больше?

В.М.: Они ничего особого не просят. Если просьба разумна, если она будет способствовать повышению качества знаний, мы будем идти на встречу. Мы же хотим, чтобы наши студенты были умными. Все-таки цель у нас – диплом международного образца.

 

Город

Pro: Я вижу, что вам очень нравится ваша новая работа.

В.М.: Да, очень.

Pro: А вы не скучаете по администрации?

В.М.: Конечно, скучаю по людям, с которыми много лет проработала. Это часть жизни,  в которой я, на мой взгляд, смогла сделать что-то важное. Я вот на Дне города получила медаль «За усердие и полезность». Очень рада этому, честно сказать. Я, конечно, горжусь орденом, который мне вручил Владимир Владимирович Путин. Но есть две награды, которыми я особенно дорожу – это медаль «За заслуги перед Ставропольским краем» и вот эта медаль «За усердие и полезность городу».

Pro: А не посещают вас мысли, что что-то важное не успели сделать?

В.М.: Конечно, посещают! Боже мой, и то хотелось, и это. Но у меня есть твердая уверенность, что все будет доделано под руководством Ольги Викторовны Рецевой, моего друга по жизни и соратника по работе, еще с комсомола. У меня нет чувства тоски, заброшенности. Я вижу, что там все идет с перспективой на развитие.

Pro: Как вам кажется, чего не хватает Ставрополю?

В.М.: Не хватает сплоченности горожан. Всегда на виду крикуны. Но от них пользы никакой, а иногда и вред. Я вспоминаю, как Людмила Громова, чемпионка, 10 лет руководящая клубом «Джиммикс», хотела построить на заброшенном пустыре в юго-западном районе спортивный зал. Мы выделили ей там место. Фитнес – это же целая наука о здоровье, он очень нужен! И очередной протестный комитет из тетенек, которые слишком рано ушли на пенсию, перегородил площадку и не дал ей строить. Наверное, нужно было их убеждать, просвещать, но Людмила – она гордая, заслуженный человек. Не стала. И я никогда не забуду, как она мне говорила: «Валентина Николаевна, что я плохого делаю? Что я, магазин строю? Я хочу сделать спортивный центр, куда бы их дети и внуки ходили». Но, впрочем, во всем мире так. Есть люди, которые на этом наживаются…

А ведь если у тебя столько нерастраченной энергии, можно и по-другому действовать, помогать своему городу. Есть очень интересный проект – «Здоровые города». Целое движение, которое поддерживают мэры крупных европейских городов. Там горожане активно участвуют в жизни города, очень много сами делают. У нас кричать – с удовольствием. А выйти на субботник в свой двор, цветы посадить – ни за что. Есть и такие примеры, но это единичные случаи.

У нас есть геронтологический центр, дом инвалида, дом ребенка. Ну кто пойдет, поможет? За все время своей работы, не помню, чтобы там кто-то что-то от души сделал. Я сейчас хочу студентов заинтересовать волонтерской работой. Ведь ничего сложного или трудного в этом нет. Надо просто взять ребенка на руки и поносить, поговорить с ним.

Вот эта мечта у меня, чтобы все было взаимно: город прислушивался к мнению горожан, а горожане помогали городу.

А так… вы знаете, у нас самый красивый город. Ведь сколько приезжало иностранных делегаций, все восхищались. А если попадали к нам поздней весной, когда он в цвету, то вообще говорили: «Да что вы, это маленькая Швейцария!».

 

Семья

Pro: Говорят, что у успешных женщин личная жизнь не складывается. А вы в браке сорок лет. Как вам удалось?

В.М.: Наверное, потому что я очень люблю своего мужа, а он любит меня. В нашей семье любовь живет уже 43 года. Мы как встретились, влюбились друг в друга, так больше не расставались. Знаете, я думаю, что нам это удалось, потому что мы оба были занятыми людьми. Он хирург, профессор, доктор наук, безумно любит свою работу. Я тоже свою работу очень люблю.

И еще я считаю, что отношения должны быть основаны на честности. Мы все друг другу рассказывали, всем делились. Мне была интересна его жизнь, а ему моя. Конечно, было сложно по молодости. Но нам хватило наших чувств, чтобы со всем справиться.

У нас замечательные друзья. Нашу компанию мы в шутку когда-то назвали «Колхоз «За радость на душе». Так вот, нашему «Колхозу» уже больше 35 лет. Дни рождения, похороны, свадьбы, дни рождения детей – это все вместе.

Pro: А как вы, строя карьеру, успевали вести домашнее хозяйство?

В.М.: Я и сейчас веду, никто же с меня этих обязанностей не снимал. Готовлю, слежу за домом. И люблю это дело, люблю, когда гости приходят. Что я не умею – так это отдыхать. Да, когда устаю, могу поспать. Но не понимаю, как можно целый день лежать и в телевизор смотреть. Конечно, есть передачи, которые я с удовольствием смотрю, но не целый же день.

Pro: А какие передачи вы любите?

В.М.: Аналитические. Если бывает время, с удовольствием смотрю канал «Дискавери». Люблю фильмы, но только не про войну. Мне кажется, в них много выдумки. Люблю фильмы светлые, чтобы отношения там были, чтобы учили доброте. И с хорошим концом обязательно.

Pro: Какой возраст вы считаете самым прекрасным в жизни женщины?

В.М.: Сложный вопрос… Если меня спросить, опечалена ли я тем, что мне 60 лет, я скажу – нет. Потому что в каждом возрасте есть свои преимущества и свои недостатки. Сейчас здоровье хуже, давление поднимается, а в молодости то не знаешь, это не знаешь… Я не хочу ничего повторить и ничего изменить в своей жизни. Может быть, конечно, я немножко жалею, что мне не хватит времени воплотить все то, что я задумала в академии. А на ваш я не знаю ответа. Хотя… Самый счастливый период для женщины – когда у нее рождаются дети.

 




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт