Персона

Про Игоря Бестужего знают немногое. Знают, что работал врачом, что вышел из бизнеса, что не любит публичности. Он действительно нечасто дает интервью и фотографируется для прессы. Но мы его уговорили. Уговорили, чтобы убедиться: главного про Игоря Бестужего не знает никто.

 

Открытая  игра

 

Фотограф старательно расставляет шахматные фигуры на доске, периодически заглядывает в видоискатель, сверяя композицию: в должном ли порядке расположились черно-белые клетки доски и черно-белые фигуры. «Вообще я не люблю делить вещи на черное и белое, на позицию и контрпозицию», – говорит Игорь Александрович и послушно идет в кадр. Это уже вечер первого сентября. Утро было гораздо более беспокойным…

 

Выжидательный ход

 

Первое сентября. Сегодня рабочий день Игоря Бестужего начинается со школьной линейки. Впервые за двадцать лет в Ставрополе открывается новая общеобразовательная школа, и нарядные первоклашки ждут главу администрации в гости. Сегодняшний день обещает быть напряженным вдвойне, во-первых, линейка, во-вторых, город готовится встретить президента. Нас удивляет спокойствие окружения главы администрации: водителя, помощников. К нам едет президент, и кажется вполне логичным, что представители принимающей стороны должны бегать в панике, а они не бегают. На лице Игоря Александровича нет и тени беспокойства.

У вас сегодня экстремальная ситуация в связи с визитом президента?

Это напряженная ситуация, требующая дополнительных усилий от городских служб. Кстати, они неплохо со всем справились. Больший стресс для меня – открывать школу. Я сегодня впервые должен разрезать ленточку. Когда ты занимаешься хозяйственной деятельностью – ты вроде бы не на виду. А тут нужно выходить и солировать. Я не привык к публичности. Под прицельным взглядом журналистского пула Игорь Александрович отправляется «резать ленточку».

Готовясь к этому интервью, мы коллегиально решили уйти от темы плохих дорог и точечной застройки – не отнимать же хлеб у общественно-политической прессы, да и не формат. Тем более вот она, эта пресса, стоит в рядом и бегло пишет в блокнот, презрительно фыркая в нашу сторону: «А эти вот Бестужего будут «сгущенкой поливать»!

О твердости характера Игоря Бестужего ходят легенды. Послушать некоторых, так он не человек, а скала, без тени эмоции. «Ты бы слышала, какая тишина стоит у него на планерках!» – говорит один знакомый журналист-телевизионщик, многозначительно возводя глаза к потолку – «слышно, как карандаш скрипит по бумаге! Он только посмотрит в сторону своего подчиненного, тот уже вскакивает и начинает докладывать».

И о чем это говорит? – спрашивает Игорь Александрович, посмеиваясь, когда я уже позже пересказываю ему эту историю.

О том, что вы жесткий, вас боятся. Вы намеренно создали себе такой имидж?

Да я вообще не забочусь о создании какого-либо имиджа. Может быть, в этом моя ошибка. Человек не может в пятьдесят лет принципиально измениться или придумать себе какой-то искусственный образ, постоянно в нем жить и работать.

А что касается жесткого стиля руководства… Года два назад мы проводили неофициальный соц-опрос, один из вопросов, на которые отвечали горожане, звучал так: «Какого руководителя города вы хотели бы видеть: жесткого или демократичного?» Оказалось, подавляющее большинство – за жесткий стиль управления. Думаю, на сегодняшний день, этот стиль просто необходим городу.

 

Комбинация на выигрыш

 

Школа открыта, первоклашки уже сидят за партами, и делегация Игоря Бестужего рассаживается по машинам, мы едем дальше. По дороге Игорь Александрович вспоминает свои школьные годы, рассказывает, что среди прочих предметов в школе больше всего любил физкультуру. На мое удивление замечает: «А вы у любого ребенка спросите – что нравится больше всего? Бегать, валять дурака! Думаю, физкультура у многих была любимой».

Когда вы поняли, что хотите получить именно медицинское образование?

Уже в старших классах. Это не было поспешным решением десятиклассника.

Родители как-то ориентировали вас на профессию врача?

Мне кажется, тогда у родителей было не принято давить на детей так, как это делают сейчас. У меня есть убеждение, что основная часть ребят, которые в мои годы поступали в вузы, свою будущую профессию выбирали самостоятельно.

Грустно, когда уже взрослый сформировавшийся человек понимает, что серьезно ошибся в выборе профессии. Я не себя имею в виду. Мой пример – не показательный: я до сих пор люблю медицину.

Какие качества медика помогли вам в политической карьере?

Умение логически мыслить, анализировать, прогнозировать.

Гуманизм, свойственный медикам?

Гуманизм свойственен вообще человеку. Людей негуманных практически нет – я в этом убежден.

Ваша медицинская карьера повлияла на вашу управленческую карьеру?

Так сложилось, что буквально через год после начала моей врачебной карьеры мне предложили возглавить небольшую участковую больницу. Дальше – больше. По существу, лет с двадцати пяти я управленец в той или иной области: в здравоохранении, в страховании, сейчас – в городской администрации.

Качества лидера, успешного человека нужно воспитывать или это то, с чем

рождаются?

И то и другое. Это и талант в том числе. Для того, чтобы ровно постричь газон, нужно не меньше таланта, чем для управления предприятием. Есть еще элемент «везет-не везет», это тоже очень важно.

Вам везет по жизни?

Я думаю, какой-то ангел-хранитель у меня есть.

Само слово «везет» предполагает, что человек получает что-то незаслуженно, просто так. Когда вам откровенно везет, вы не чувствуете уколы совести за то, что что-то «упало с неба»?

Мне никогда не везет «откровенно». Мое везение основано на том, что все мое время, кроме сна, занято работой. Все, чем я занимался по жизни с самого детства, доставляло мне удовольствие, а это тоже важно.

 

Комбинация «на ничью»

 

Как по-вашему, политик должен быть открыт для всех или быть «темной лошадкой»?

А вы бы лучше спросили, считаю ли я себя политиком.

Спрашиваю!

Я не политик, я хозяйственник. Я считаю, что именно заполитизованность мешает нашему городу быстрее развиваться. У нас слишком много политики. Я возглавляю администрацию, а не Думу. Задача администрации – это город чистить, канализацию ремонтировать, воду подводить, заботиться о том, чтобы общественный транспорт ходил. Где здесь политика?

Получается, власть и политика для вас – не синонимы?

Исполнительная власть должна быть подальше от политики. Мне сегодня все равно, кто доминирует в Думе: единороссы, коммунисты или справедливороссы. Важно, чтобы решения были конструктивными и мы сообща делали благо для людей. Людям также все равно, кто принесет это благо.

В вашей команде больше политиков или неполитиков?

Я даже не занимаюсь тем, чтобы отличить одних от других. Когда я подбираю людей в команду, для меня важно, успешен ли этот человек по жизни. Если окружаешь себя успешными людьми, соответственно, будет и успех в работе. Мне вообще нравятся сильные люди, чем их больше в команде, тем продуктивнее сама команда.

В советское время вы также были вне политики?

Я не был членом КПСС, даже когда беспартийных категорически нельзя было назначать на должности главврачей. У меня не было партбилета. Я не проходил ни комсомольской, ни партийной школы. Меня воспитал бизнес, а в бизнесе взгляды на вещи иные.

 

 

Изменение позиции на доске

 

Мы входим в рабочий кабинет   Игоря Александровича. «Вот к вашему приходу этот стол разобрали. Обычно он завален рабочими бумагами, которые я должен прочитать за день». Такая атмосфера не может не располагать к разговору о работе.

Что означает слово «сити-менеджер»?

Это ругательное слово, оно нам чуждо. Должность, о которой вы говорите, называется «глава администрации города».

Почему же определение «сити-менеджер» прижилось?

Оно абсолютно не прижилось. Кроме журналистов этот термин никто не употребляет.

Почему народ воспринял это новое распределение полномочий между мэром и главой администрации без оптимизма?

Что вы понимаете под словом «народ»? Никто не проводил социологического опроса по этому поводу. Хотя мнение горожан на этот счет мы знаем. И оно не негативное. Все изменения в городской устав вносятся в соответствии с существующим регламентом, включающим и публичные слушанья. Таким образом, это решение, согласованное с народом. Да, есть политически активная часть людей, которые выражают совершенно иную точку зрения и имеют на это полное право.

Чем вы оппонируете этой политически активной части?

Ничем, я в этом обсуждении вообще участия не принимаю.

Я работаю в соответствии с законом и уставом города Ставрополя.

А ваша личная точка зрения по этому поводу?

Если бы я принимал это решение, я бы сделал иначе.

 

Комбинации на построение крепости

 

Игорь Александрович относится к людям, умеющим четко обозначать границы. С первых минут общения становится понятно, что его дом, его семья – его крепость. Однако с нескрываемой гордостью и удовольствием он рассказывает о своих детях.

Старшему сыну Саше – двадцать четыре года, он окончил Оксфордский университет, после возвращения в Россию получил высшее юридическое образование уже здесь. Среднему сыну Антону – семнадцать. Младшей дочери Насте девять, она ходит в школу, учится играть на скрипке.

Родительское отношение к «ранним» детям и «позднему» ребенку как-то отличается?

Мне было 25 лет, когда родился старший сын. Я тогда только что окончил институт, и голова болела о том, как прокормить семью, состояться в профессии. С родительским опытом отношение к детям становится более трепетным, и ты понимаешь, что есть ценности гораздо важнее материального достатка. Это первое. Второе: старшие у меня сыновья, а младшая – дочь. Отцы всегда ближе к дочерям, а матери к сыновьям, так заложено природой.

Что самое главное должен дать отец своим детям?

Позаботиться о том, чтобы ребенок стал по-настоящему хорошим человеком. Просто вбить в голову ребенку какие-то прописные истины невозможно. Дети воспитываются на примере своих родителей. Они впитывают то, что видят в семье, и понимают, что это – норма жизни.

Поехать учиться в Оксфорд – это была инициатива вашего сына?

Нет, это было мое решение. И сейчас я сожалею, что навязал его моему сыну. Не потому, что он не доволен полученным образованием, а потому, что я лишил его права выбора, ущемил его самостоятельность.

Когда вы отправляли сына учиться за границу, вам было страшно за него, вы переживали?

Это больной вопрос. Конечно, было страшно. Тогда я был убежден, что делаю благо для своего ребенка. Мне казалось, что молодой человек за границей не сможет так быстро испортиться, как здесь. Это был, скорее, вопрос безопасности.

Ваши ожидания себя оправдали?

На сегодняшний момент мой сын не курит, не пьет, занимается спортом, хочет расти и развиваться дальше. Я думаю, да, учеба в Оксфорде была оправданной.

По образу мышления вы больше славянофил или западник?

И на славянское и на западное я смотрю сквозь призму общечеловеческих ценностей. Если какой-то принцип кажется мне правильным, неважно, откуда он родом.

То есть вы – космополит?

Скорее, так.

Наверное, основы космополитизма были заложены еще в Тбилиси, где Игорь Александрович родился и вырос. Оттуда же родом любовь и вкус к красному вину, которое Игорь Бестужий коллекционирует вот уже пятнадцать лет. В его собрании сейчас больше двух тысяч бутылок. Как сам признается, он «не жадный коллекционер» и всегда заказывает не одну-две бутылки, а не меньше ящика вина новой марки. «Какой смысл в том, чтобы «над златом чахнуть»? Вино нужно пить, им нужно угощать». По-настояще-му оценить вино можно только под хорошую закуску. Отсюда «ноги растут» уже у другого хобби – охоты. «Я охочусь только на то, что можно вкусно приготовить и съесть. Виновата моя прагматичная натура, конечно».

 

Двойное нападение – двойной удар

 

Как вы относитесь к плохой репутации чиновников и политиков?

Наверное, те вещи, из которых складывается плохая репутация, действительно имеют место. Но каждый народ имеет ту власть, которую он заслуживает. Наши люди, к сожалению, любят болтунов и крикунов. Они даже не пытаются анализировать, на что человек способен, чего он добился. Я уже говорил об этом: толерантность к чужому успеху – это то, чего не хватает нашему обществу.

Как же, не будучи крикуном, рассказать народу о своих реальных поступках? Тем более, крикун все равно перекричит.

К сожалению, так оно и есть. К успешному, имеющему за своими плечами определенный опыт ведения бизнеса и достаток человеку относятся хуже, чем к человеку абсолютно голому. И абсолютно голый кричит, показывая на успешного: «Вон тот – вор, он ничего не заработал! Но я знаю, что надо делать, чтобы все были не воры». Успешный мыслит совершенно иначе: «Я имею то, что создал сам, поэтому знаю, как сделать богаче общество в целом».

В чем разница между понятиями «состоятельный человек» и «состоявшийся человек»? К вам применимо то или другое?

Я не хочу себя оценивать.

В целом, я небедный человек. Проблемы, «как прокормить свою семью», у меня нет. Думаю, мой опыт был бы полезен и городу в том числе.

Вы имеете в виду опыт, приобретенный в бизнесе?

Конечно. Я занимался бизнесом двадцать лет.

 

Против фигур и пешек

 

В ставропольской прессе сейчас открылся такой «сезон охоты» на вас. «Разоблачающие» статьи выходят одна за другой. У вас есть желание как-то на это ответить, выступить с опровержением? Не в ставропольской прессе в целом, а в конкретных изданиях. Сказать о том, что я этого не вижу и не читаю – значит сказать неправду. Конечно, я в курсе. Некоторые вещи читаю и даже подхихикиваю. Никакого желания отреагировать нет. Однозначно это заказ, я бы даже не сказал, что заказ политический. Вы спросили насчет опровержения. А где на это взять силы и время? Либо я отвлекаюсь на эту ерунду, либо занимаюсь своей работой.

Вы не любите журналистов?

Журналисты – это часть моей работы, такие же сотрудники. Это люди, которые окончили наши школы и институты. Когда у человека в руках перо и возможность растиражировать свою работу, он должен быть честным и ответственным перед самим собой. Сам для себя решить, что он может себе позволить, а что – нет. А скандалистов везде хватает. В журналистике их не больше, чем в любой другой профессии.

Сейчас среди политиков очень популярно демонстрировать любовь к различного рода гаджетам, планшетникам, заводить блог.

Как вы вообще к этому относитесь?

Я в этом смысле абсолютный «лузер». Я читаю новости в Интернете, потому что это – самый оперативный источник. Но я не могу сказать, что увлечен компьютером. Это не мое. Мне и в телефоне-то нужна всего пара кнопок: набрать номер и ответить на звонок.

На столе появляются шахматы, и мы понимаем, что пора закругляться с интервью. Игорь Александрович остается «на растерзание» фотографу.

Я ухожу с мыслью, что невозможно ухватить то самое главное, о котором написано вначале, потому что для каждого оно, главное, – свое. Для меня ключом к характеру

Игоря Бестужего стал один из его принципов: «Я сужу о людях только по тому, что и как они реально делают. Для меня совершенно неважно, как на меня смотрят и с какой скоростью подбегают…» Как говорят герои детективных романов, это многое объясняет. 




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт