Персона

У руля

Текст Дарьи Ивахненко, фото Сергея Гнездилова

Андрей Колосовский, руководитель компании «Домостроитель» – о переломных моментах в жизни, контроле в бизнесе и счастье в семье. Специально ко Дню строителя.

 

От судьбы не уйдешь

– Андрей Юрьевич, когда вы поняли, что вам интересно строительство?

– Честно говоря, если бы не отец, то, наверное, и не понял бы. У нас дача была, и мы с отцом там экспериментировали: прививали на яблоню груши, сливы. Делали из одного дерева целый сад. Я настолько этим проникся, что решил после школы поступать на агрономический факультет. А отец мне говорит: «Слушай, ты вот вырос в городе, всю жизнь здесь провел. Ты себе сельскую жизнь представляешь?». И практически насильно отправил меня в строители, продолжать династию. Деваться было некуда, от судьбы не уйдешь. У меня и дед, и отец были строителями. Отец Братскую ГЭС строил. Он всегда был такой романтик, с флагом – впереди. Я сам чуть после института не уехал в Читу по комсомольской путевке на строительство какой-то ГРЭС или АЭС. Родители за шкирку поймали и остановили.

– Вам тоже хотелось романтики?

А знаете, что такое была стройка раньше? Каждая была – стройка века. Вот приехал я на строительство цементного завода в Белоруссии. Бескрайнее поле, лежит куча железобетона, вагончиков стоит – тысяча. Ты этим масштабом проникаешься, ничего тебе не надо, никаких бытовых условий. Все на чистом энтузиазме. Вот сейчас попробуйте, заставьте людей в вагончиках пожить!

– Жалеете, что не стали агрономом?

Ни капли не жалею – все, что у меня есть, мне дало строительство. Какая разница, чем заниматься, главное – как. Хорошо, талантливо, добросовестно.

– А что вас подтолкнуло к тому, чтобы заниматься своим бизнесом?

– То же, что и многих. Девяностые годы, полная разруха и разброд. Я работал главным инженером в Ставропольпромстрое, СМУ-4. Это была моя последняя должность в тресте. И мне было очень тяжело с нее уходить. Тогда казалось – 29 лет, главный инженер – это большая величина. Таких вершин достиг, и тут – на тебе! Строительные управления остались без работы. Раньше государство давало заказ, и мы делали свою работу. А тут – нет заказа, надо что-то самим искать. А руководство никак не могло перестроиться на капиталистический лад. Трест развалился.

Был 1996 год, выборы Президента. Ельцин шел на второй срок, ему серьезную конкуренцию составлял Зюганов. В то время мы еще были наивными, думали: вот сейчас Зюганов придет к власти, и все вернется на те рельсы, с которых мы ушли в капитализм. Я жене тогда сказал: «Если победит Зюганов – я останусь в СМУ, а если Ельцин – возврата не будет, бросаю я это СМУ и открываю свое дело». И вот… пишу заявление и ухожу. Дал объявление: «Строю коттеджи под ключ». Дело-то для меня не новое, всегда в этом крутился. Пришли клиенты. Нанял людей. Строил дачи, гаражи, коттеджи.

– Какие объекты вы построили?

– Работая в Ставропольпромстрое, я возводил промышленные объекты: Ставропольский молочный завод, овощебазу, онкологическую больницу. А возглавив «Домостроитель», занялся жилищным строительством. Мы построилиадминистративное здание в переулке Буйнакского, 98-квартирный дом в переулке Макарова и несколько многоэтажных домов в 528 квартале на улице 45-й параллель. В этом квартале выполнили все сети, инженерную проработку.

– Историю своей компании вы с какой даты отсчитываете?

– С 24 февраля 1997 года. В этот день мне выдали свидетельство о предпринимательской деятельности.

– Расскажите о своем самом нестандартном бизнес-ходе.

– Это была покупка бетонного узла в 1998 году, до дефолта. Мне говорили: «Это утопия, ты сам в петлю лезешь». Люди старались освобождаться от имущества, не делать глобальных вложений. Нестабильность чувствовалась в стране. Доллар стоял на месте, сельское хозяйство и промышленность терпели убытки, потому что импорт заваливал все. А потом доллар выстрелил, с шести рублей поднялся до двадцати четырех. Производить стало выгоднее, чем привозить из-за границы. Это была удача.

Сейчас у нас уже новый бетонный завод, в другом месте.

– Какие качества, на ваш взгляд, больше всего нужны руководителю?

– Любому руководителю нужна целеустремленность (я считаю, это самое главное), и доброта к людям, чтобы они тянулись за ним.

– Что, как вам кажется, лучше всего заставляет людей работать?

– Наверное, деньги. Что же еще. Я не очень верю в силу каких-то великих идей. Молодежь прагматична. Из романтиков наше поколение, наверное, было последним. Сейчас сначала деньги, а потом все остальное. И это правильно. Человек живет для себя, для своих близких. А идеалы ушли. Может, придут другие на их место?

– Что в вашей фирме категорически запрещено?

– В офисе – курить нельзя. С пьянством мы боремся постоянно. Что еще?.. Вроде бы, все можно.

– За опоздания штрафуете?

– Ну, если кто-то задержится, я трагедии из этого делать не буду. Вот, молодые мамы у нас бегают – я же их прекрасно понимаю, у меня самого маленький сын. Я не вижу смысла в строгости. Если человек трудится на производстве, в бригаде, на сдельной оплате, то его коллектив сам дисциплинирует. А если это инженерно-технический работник, он эти 15 минут опоздания легко наверстает. Мы же не в армии.

– Что в вашей работе самое интересное, а что – самое сложное?

– Самое интересное – что-то придумывать, находить нестандартные решения. В строительстве вообще стандартного не бывает. Самым сложным всегда было, есть и будет общение с людьми. А в производственном бизнесе самое трудное – контроль. Если нет контроля, могут все просто разворовать. Ладно разворовать – могут, например, в бетон добавить меньше цемента, и тогда пострадают заказчики, которым попадется этот некачественный бетон. А это, в свою очередь, может такую волну недовольства на тебя поднять, которая развалит весь твой бизнес. Поэтому самое главное – контролировать. Мне пришлось много членов своей семьи привлечь к бизнесу. Сам бы я везде не успел. Жене доверил должность начальника РБУ, потому что человек, отпускающий бетон, – одна из ключевых фигур в производстве. С того времени все проблемы мы обсуждаем в семье. Все глобальные решения.

 

Первый переломный

– Был у вас в жизни переломный момент?

– Наверное, решение заняться своим бизнесом. Да, это был, пожалуй, второй такой момент в моей жизни.

– А первый тогда какой?

– Женитьба. Мужчины вообще боятся жениться. Любой шаг, который прибавляет ответственности – он тяжелый. Этот – тем более. Нужно же в корне изменить свою жизнь.

– Решение жениться – признак зрелости мужчины?

– Наверное. Я тогда столько думал… Я вообще люблю каждое решение обдумать, просчитать. Это, конечно, просчитать нельзя – есть же еще чувства, любовь…

– Мне показалось, вы счастливый семьянин…

Да, и очень горжусь этим.

– Значит, можете выступить экспертом. Вот скажите, чего ни в коем случае нельзя говорить мужу?

Прежде всего – что он глуп. Вообще, мужчина себя хорошо чувствует, когда может перед женщиной расправить плечи, излучать уверенность во всем. И хорошая жена должна уметь где-то ненавязчиво мужа «подхвалить».

– А как мужчину можно убедить в том, что он не прав?

– Лучше, мне кажется, немножко потянуть время, и он сам в этом убедится, когда остынет. Ситуация сама разрешится.

– То есть, вариантов нет?

– Ну, как видите… (Андрей Юрьевич смеется).

– Какие черты в женщине говорят о том, что ее не стоит брать замуж?

– Мне отец говорил (уж не знаю, от кого он это узнал, может, от деда): «Сынок, вот смотри, женщин надо выбирать по глазам и по ногам». Такие критерии почему-то были. А я бы еще добавил, что женщинам улыбаться надо чаще. Когда женщина улыбается – это хорошо.

– Какой срок в браке вы считаете критическим?

– Вы знаете, у нас его не было. Были конфликты, не без того. Просто уходить от них надо, не давать разгораться.

– Какой возраст можно назвать самым прекрасным в жизни мужчины?

После тридцати. До тридцати – какой ты мужчина? Студенческая жизнь – это, конечно, весело, красиво, ново. Романтика. Но… нагулялся, набегался – и хватит, надо работать. Вот когда ты становишься самодостаточным – у меня это было после тридцати – тогда все интересно: работать, жить, деньги вкладывать. Понимаешь, что тебе многое по силам.

– Вы можете забыть о работе во время отдыха?

– А иначенельзя. Хотя телефон всегда с собой. Недавно завел правило: воскресенье – день тишины. Мне это нравится. А раньше бизнес такого не позволял, приходилось работать круглосуточно. Только одно помогало: охота. На охоту уехал – там связь не берет, всем «до свиданья».

– Как вы, наверное, любили охоту!

– Да… Если раньше я мог жертвовать семьей ради работы, то сейчас, с возрастом, понимаю, что глупо это. У меня трое детей, младшему два с половиной года. Сейчас он в детском саду, а когда был совсем маленький, я в обеденный перерыв был готов с работы сбегать, лишь бы увидеть его поскорей.

– Кроме охоты, как еще снимаете стресс?

– Я люблю смотреть на огонь. Дома у меня стоит жаровня. Посидел полчаса возле костра – и уже спокоен. Вот три вещи, которые классно снимают стресс: горы, море и костер. Я всегда мечтал жить возле моря. Если бы была такая возможность – уехал бы. Может, на пенсии получится.

Стараюсь каждую неделю выезжать на природу, менять обстановку. Осенью начинается охотничий сезон. В январе всей семьей едем в горы: сын сноубордист, дочка на лыжах катается. Следующей зимой младший тоже с нами поедет. А весной и летом – рыбалка.

– Что мужчине нужно, чтобы чувствовать себя уверенно?

Семья. Вместе с семьей у тебя в жизни появляется цель. Ты живешь не просто так, не ради того, чтобы заработать деньги. У тебя есть дети, и это все меняет.

– Про вашего младшего мы уже знаем, а чем занимаются старшие дети?

Старшему сыну уже 24, он женат, у него двое детей. Руководит добычей песка в бешпагирском карьере, который мы используем для изготовления раствора и бетона. Это одно из наших структурных подразделений.

– А для дочки какую-нибудь сферу присмотрели?

– Ой, не знаю, с дочками всегда так сложно! Она сейчас в восьмом классе. Окончила хореографическую школу, изучает английский язык. Что ей нравится, даже не представляю. Пятнадцать лет, переходный возраст.

– Мальчишек рядом с ней отслеживаете?

– Да нет, ради бога! Что же мне следить за ними? У них класс очень дружный, она, в основном, с одноклассниками общается. Хотя, я знаю, пишет ей старшеклассник один... Буду попозже отслеживать. Сейчас еще рано, наверное. Или уже пора? Девочка-то у меня одна-единственная.

– В августе нас ждет традиционный День строителя. Что бы вы пожелали всем, кто трудится в этой сфере?

– Для меня День строителя – один из самых важных семейных праздников. Пожелаю всем – и не только профессиональным строителям – здоровья, благополучия, плодотворного труда и скорейшего осуществления всех задуманных проектов. Ведь любой человек – строитель по жизни.

– Каждый мужчина…

– Ну да: дом, дерево, сын... Вот такая жизнь.

 




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт