Персона

Проверка на прочность

Первого марта начала свою работу Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, объединившая под крылом Росрегистрации упраздненные Роснедвижимость и Роскартографию. Теперь у главного регистратора края заметно прибавилось работы. В присоединенных структурах нужно наводить порядок. Но Юрий Акиньшин не в первый раз берется за «расчистку завалов». За относительно короткий срок в его ведомстве исчезли очереди, сократились сроки оформления документов, кардинально поменялись даже выражения лиц сотрудников. То ли еще будет!

Юрий Алексеевич, для начала несколько вопросов из знаменитой анкеты Марселя Пруста. Что для вас счастье?

– Жить – это уже счастье. Счастье – это семья. Возможность иметь друзей. Хорошая работа в хорошем коллективе. Вряд ли можно свести в одно слово. Я вот недавно был в горах с друзьями. Мы сидели, разговаривали, в какой-то момент я поднял голову и мне показалось, что где-то в небе над вековыми домбайскими соснами было написано «счастье».

 – А что для вас несчастье?

– Быть одному и быть ненужным.

– Что вы больше всего ненавидите?

– Вот вы сейчас задали вопрос, и я задумался. А ведь ничего. Ненависть разрушает человека изнутри, и даже сильнее, чем она может разрушать во вне. Я думаю это прекрасно, если она не поселилась в душе.

– Ваши любимые имена?

– Кристина, Никита. Так зовут моих детей.

– Какие качества вы цените в мужчинах?

– Преданность идеалам и жизненным целям.

А в женщинах?

– А в женщинах – преданность семье, родным, близким.

– Самое любимое занятие? Кроме работы!

– Работать, и правда, очень люблю. Люблю активный отдых и спорт. Люблю быть со своей семьей. Люблю, когда рядом друзья, и мы с ними что-нибудь готовим…

– Вы любите готовить?!

– Да, делаю это с большим удовольствием. Но только так, по-мужски – плов в казане или мясо на мангале. На плите – нет. Это ж совсем другое… Еще люблю читать, особенно историческую прозу.

– А кто ваш любимый исторический деятель?

– Их много. Например, Петр Столыпин. Сильнейшая личность. Его по-разному оценивают, но нельзя отрицать, что он много сделал для страны. Очень трудно ломать бюрократический аппарат, но Петр Аркадьевич пошел на это.

Если говорить о тех, кто трудился на юридическом поприще, то тут, на мой взгляд, нет равных Анатолию Кони. Это человек, для которого служение закону было превыше всего: ради того, чтобы остаться верным своим принципам, он пожертвовал многим, в том числе и карьерой.

– Если бы дьявол подарил вам вечную молодость без условий, вы бы согласились?

– Нет.

– Почему?

– Тогда я не ощущал бы границ своей жизни. Мне кажется, в том, что у нас есть только ограниченный период времени, в течение которого нам надо что-то успеть понять и сделать, заложен великий смысл.

– Умерев и оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

– Он сам будет спрашивать.

 

Не стоять на месте

– Вы производите впечатление очень энергичного и смелого человека, а о ваших реформах в службе регистрации говорит весь край. Что вас заставляет меняться самому и менять окружающую обстановку?

– А разве при нашей-то жизни можно на месте стоять? Ни в коем случае. А в нашей структуре идти вперед особенно важно. Уж сколько ее ругали, столько к ней было вопросов! Хотя создание такой службы было продиктовано временем, но процесс ее появления в девяностых годах сопровождался массой издержек, накладок, неотработанных вопросов. Не было на территории России должного учета недвижимости, единого механизма и требований. Этим пользовались многочисленные аферисты, уводившие у граждан имущество.
А самое интересное, что до начала девяностых у нас в стране вообще не существовало как такового института собственности.

– Почему же так сложно, практически в муках, рождалась новая, столь необходимая структура?

– На начальном этапе система государственной регистрации функционировала на уровне субъекта. Никто не дал ни копейки, а нужно было каким-то образом организоваться и начать работать. Эти проблемы со временем накапливались и вызывали недовольство граждан. Помню, как в 2002 году я первый раз пришел на работу в пятигорский отдел. Небольшой зал приема, темный узкий коридор и – порядка девятисот человек в очереди. Я не знал, как пройти по лестнице. Мне повезло: впереди появилась какая-то женщина, которая сумкой и простыми русскими словами умело всех разгоняла. Оказалось, что это государственный регистратор. Я не удержался, задал потом ей вопрос: «Мы же для этих людей работаем, и так с ними обращаться… По-вашему, это хорошо?» На что был ответ: «А как мне еще пройти?»

И были переклички, номерочки, списки...

Конечно, так не могло больше продолжаться. Нужно было ломать установившийся порядок, и мне пришлось это делать. Надо сказать, в тот момент это был самый тяжелый отдел в крае…

А сейчас он, наоборот, отличается порядком и дисциплиной. Там сегодня хороший начальник, прекрасное помещение – современное здание из стекла и бетона, с огромными площадями,

наличием учебных классов, актовых залов. Можно сказать, я осуществил свою мечту.

В прошлом году системе государственной регистрации исполнилось десять лет. Уже можно констатировать как факт создание в Ставропольском крае единого информационного ресурса – реестра прав на недвижимость, содержащего сведения обо всех правообладателях на недвижимое имущество, расположенное в нашем регионе. И механизм этот заложен не для того, чтобы помучить гражданина бюрократическими издержками, а чтобы дать возможность быстро и эффективно распоряжаться своим имуществом, защитить его от мошенников. Сегодня практически невозможно сделать так, чтобы объект, находясь в реестре, ушел непонятно кому или непонятно кем был продан. Люди порой переживают, расстраиваются: «Что мне делать, я потерял документы! Что теперь будет?» Ничего не будет. Потому что в реестре есть запись и в архиве есть документы. Многие уже сегодня понимают, зачем все это нужно, особенно те, кто попал в трудную ситуацию. Ну и нельзя отрицать, что эта система работает еще и на выполнение фискальной государственной функции.

Эпоха перемен

– Как известно, с 1 марта на базе вашей структуры создается единая служба государственной регистрации, кадастра и картографии.

Каково это – работать в эпоху перемен?

– Работать интересно и сложно. Но, по мне, гораздо хуже заниматься тем, что не предполагает деятельного участия. Конечно, есть люди, которым не хочется ничего менять. Мне тут как-то говорили: чем больше проблем, тем… больше денег. Это, к сожалению, еще встречающиеся издержки сегодняшнего миро-устройства.

Обычно ругают чиновников: «Много их, расплодились, несколько миллионов сели на голову налогоплательщиков». А мне понравилась, как недавно об этом высказался Дмитрий Анатольевич Медведев. Не дословно, но смысл в том, что не страшно, когда чиновников много, страшно, когда они плохо работают. Нужно заставить работать хорошо.
Я думаю, если уж у нас такая огромная страна, то, наверное, и чиновников должно быть достаточное количество. Как иначе создать систему противовесов, которая обеспечит разделение трех властей и саму теорию демократического государства?

– На сайте вашего управления есть специальная форма, в которой можно пожаловаться на коррупцию.

Кто занимается проверкой сигналов?

– У нас есть специальное подразделение, которое занимается расследованием таких обращений. Борьба с коррупцией, по моему мнению, невозможна только изданием каких-то законов. Деятельность должна быть регламентирована, прозрачна и понятна любому обывателю. К этому мы и стремимся. Сегодня вы можете легко проверить, сколько времени отводится на определенную процедуру, как должен поступить специалист в том или ином случае. И шансов сделать что-то по собственному умыслу становится все меньше и меньше, потому что все полностью регламентировано.

На базе имеющихся в крае оптоволоконных сетей мы создали свою корпоративную сеть. Теперь через видеокамеры из кабинета руководителя можно наблюдать, как работают подразделения. Раньше мне могли только рассказывать: «Юрий Алексеевич, у нас все хорошо». А когда я надевал джинсы и выезжал в отделы, не всегда оказывалось так. Поэтому с некоторыми начальниками пришлось даже расстаться на пути нашем непростом… Зато теперь…

(Юрий Алексеевич включает компьютер).

Вот у меня Пятигорск… Вот зал ожидания, а вот специалисты на приеме работают. У нас сегодня что – четверг? Самый напряженный день. А очередей нет. Кстати, если кто-то думает, что это из-за того, что растут штаты и мы добавляем все больше и больше специалистов, – вовсе нет. У нас штат практически не вырос. Просто мы работаем по скользящему графику в выходные, вечером, без перерыва на обед. Кроме того, большие возможности кроются в электронных технологиях. Так что сегодня мы решили проблему очередей. Если в других регионах с ними еще борются, то мы новые задачи ставим: как упростить, как оптимизировать…

– Психологически сотрудникам, наверное, тяжело находиться под постоянным контролем?

– Во-первых, приходя к нам, человек знает об условиях работы. А во-вторых, начальники мне сами говорят: «Как спокойно стало работать!»

– Почему?

– Вот, например, недавно такой случай был. Пришла губернатору на нас жалоба: «Семь часов сидели в очереди, нас обругали, документы не приняли». Мы прокрутили назад видеозапись и увидели, что жалобщики зашли и вышли. Просто им хотелось, чтобы на приеме сказали: «У вас все в порядке», а там были проблемы. Видите, как хорошо, что я легко могу проверить, а то бы кого-то ругал зря.

У нас сильная команда, хорошие специалисты. С гордостью говорю, что с таким коллективом мы способны решать любые задачи.

– Что вы можете сказать о самой идее объединения нескольких служб в одну структуру?

– Сейчас я уже вижу, что это очень удачный механизм, очень правильный, но создавать его, конечно, непросто.
В этом году на объединение предположительно пойдут только двадцать наиболее подготовленных регионов, и наш край в их числе. Не все идет гладко – мы-то подготовились хорошо, а вот некоторые структуры, которые с нами объединяются, оказались совершенно не готовы. Но я уверен, у нас все получится.

Я очень рад этому процессу, потому что ставлю себя на место тех людей, которые вынуждены в силу государственных указаний регистрировать свои права или совершать еще какие-то действия с имуществом. Человеку не придется ходить по нескольким службам, подавать дублирующие документы. Все будет в одном месте. И будет достаточно одного заявления. Разрабатываются большие изменения в законодательстве, и мы в своей работе будем еще активнее применять для подачи документов дистанционные технологии и Интернет. Конечно, не у каждого есть компьютер и доступ в глобальную сеть. Но пусть это будет возможно хотя бы для тех, у кого они есть. За счет этого у нас в приемных уже останется вполовину меньше людей, а их мы спокойно, с улыбкой обслужим.

Легких путей не ищу

– Юрий Алексеевич, что вас привело в регистрационную службу?

– Я работал в коммерческой структуре, занимался правовыми вопросами. В 2002 году мне предложили перейти на госслужбу. Я согласился, потому что этого мне хотелось всегда.

– Из идейных соображений?

– Мужчинам вообще свойственно стремиться служить государству, правда же? Воевать, например. И я в армии служил, на горной заставе на иранской границе. Вспоминаю эти годы с теплотой. Там были такие условия, такая проверка на прочность и такие ребята рядом! А государственная служба из того же звена, что и военная. Обе дают возможность самореализации, возможность доказать себе и всем окружающим, что ты в этой жизни что-то можешь.

– После Пятигорска была Москва?

– Из Пятигорска я ушел заместителем руководителя в Ставрополь. В это время (с 1 января 2005 года) была организована Федеральная регистрационная служба. Год отработал в краевом управлении. И после этого меня забрали в Москву, откуда потом снова вернулся в Ставрополь.

– Тяжело было покидать столицу?

– Нет, я с радостью вернулся, потому что это мой родной регион. Были и другие варианты, которые давали возможность остаться в Москве, но руководство приняло такое решение, и я нисколько об этом не жалею. Дома всегда лучше. Тем более, мне досталось такое управление, в котором есть серьезный кадровый потенциал. За то время, что здесь работаю, мы расстались с единицами.

– Как вам кажется, ваш карьерный рост – от рядового госрегистратора до руководителя управления – это результат везения по жизни или постоянного преодоления препятствий и трудностей?

– Не мне об этом судить…
Но легких путей я никогда не искал, и просто мне ничего не давалось. Пожалуй, единственное, что о себе могу сказать, – не привык говорить, что чего-то не смогу.

 

 

 




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт