Персона

Казачий ген

Текст Дарьи Шевцовой, фото Сергея Гнездилова и из архивов Дмитрия Стригунова.

Что мы знаем о казаках? Песни со свистом, черкески с газырями, шашки с искрами, кони с норовом. Клад Стеньки Разина и подвиг взятия Азова. Чтобы дополнить эту традиционную картину новыми фактами, мы встретились с Дмитрием Стригуновым – атаманом Ставропольского казачьего войска.

 

Дмитрий Стригунов – родовой кубанский казак, осевший на Ставрополье. Энергичный, современный и деловой человек, одинаково органичный и в черкеске, и в костюме, и в седле, и за рулем.

– Дмитрий Владимирович, все слышали про подвиги терских, донских и кубанских казаков. А ставропольских – нет. Почему?

– Ставропольское войско молодое – оно возникло в 1990 году, когда в России началось возрождение казачества. Но мы очень хотим, чтобы наше войско было самое лучшее. И я могу с уверенностью сказать, что в Союзе казаков России мы занимаем лидирующие позиции. В этом году, например, на базе нашего войска был проведен Общероссийский казачий круг – мероприятие трудоемкое и дорогостоящее. Наше войско живет, работает и расширяется, и на данный момент в нем шестнадцать с половиной тысяч казаков.

– С казачками?

– Нет. Члены семей тоже стоят у нас на учете, но, говоря о численности войска, мы всегда указываем только казаков.

– То есть боеспособных единиц…

– Да, можно и так сказать. Хотя не известно еще, кто боеспособнее. Есть такие женщины! Настоящая казачка, пока муж в походе, и дома все делает, и в огороде пашет, и если вдруг набег – она стрелять умеет. Нашим женщинам нужно памятники ставить и молиться на них. Кстати, недавно мы выпустили медаль «Слава женщинам-казачкам». На медали изображен казак на коне, а за стремя держится казачка. Он для нее – защита и опора, она для него – тыл.

– Современный казак тоже считает, что женское дело – дом?

– Да, в этом мы придерживаемся традиционных взглядов.

– Какие еще казачьи традиции вам нравятся?

– Все! Их много. Свадьбы, проводы в армию... Вот, недавно была у нас казачья свадьба: руководителя нашего казачьего ансамбля Юры Витковского и солистки Наташи. На регистрации в ЗАГСе все было, как обычно, а потом Юра надел черкеску, мы выехали в чисто поле, где я, как атаман, благословил молодых. Были скачки, были состязания в искусстве владения шашкой. Свадьба вроде бы и городская, но все казачьи традиции соблюдены.

– Как вы пополняете войско?

– Люди узнают про наши дела, понимают, что это не разговоры, не сказочки, не игры больших дядей в казаки-разбойники, а реальная работа, и приходят к нам. Мы беседуем, предлагаем человеку включиться в работу, проявить себя. И в процессе взаимодействий становится ясно, живет ли в этом человеке казачество. В девяностых в казаки брали всех, никто не разбирался. Пришло столько пены…. А сейчас мы уже «отстоялись», проходимцы спились и померли. Мы научились определять, кто есть кто.

– Опишите, какой он, современный казак?

– Само собой, он должен быть порядочным человеком. Для меня все, что связано с казачеством, должно быть идеальное, честное, серьезное, мощное. Каждый казак должен знать историю своего рода и историю казачества. Обязательно должен пройти службу в армии и быть настоящим военным человеком, чтобы уметь постоять и за себя, и за семью, и за войско казачье, и за свой город, и за страну в целом. Обязательно казак должен участвовать во всех наших мероприятиях. Потому что в них войско цементируется, сплачивается. Каждый подчиняется старшему по чину и решению круга. Казаки – хоть и вольный, но самоорганизованный народ.

– А что отличает родовых казаков от «вновь прибывших»?

– Мне кажется, у казаков есть воинственный ген, который не дает нам сидеть спокойно.

– Вы в себе чувствуете этот «ген воинственный»?

– Естественно. У нас время хоть и мирное, но – то теракт, то межэтнические столкновения. Казак оценит обстановку и примет адекватное решение, его, как говорится, нельзя вышибить из седла. А другие люди переживают, боятся, паникуют: один прячется в подвал, другой наоборот, выхватывает вилы.

А вообще гены проявляются во всем. Я вот никогда в жизни конным спортом не занимался – не было такой возможности. Служил в армии, летал на вертолетах, самолетах, занимался бизнесом… Но внутренне чувствовал, что нужно попробовать. И вот, когда пришло время, сел на коня и сразу поехал.

– Какие преимущества дает казачество человеку?

– Я всегда говорю казакам: не надо сидеть и ждать, что тебе что-то дадут. Ты должен работать, заниматься бизнесом, кормить семью, как и все люди. Здесь тебе не платят, но зато у тебя есть то, чего нет у других.

– Что?

– Поддержка войска. Мы никогда не оставим человека с бедой один на один. Будь это пожар, потоп, коррумпированные чиновники, оборотни в погонах. В любую секунду, если случится проблема, войско придет и поможет, и защитит.

– И работу даст?

– Да, если человек себя хорошо зарекомендовал, мы можем устроить его на одно из наших предприятий.

– А какой это бизнес?

– Разный. Начиная от частных охранных предприятий и грузоперевозок и заканчивая кафе и мебельной фабрикой.

– Это бизнес ваш личный или всего казачьего войска?

– Изначально был личный, но с тех пор, как меня избрали атаманом, я уже его не разделяю, потому что главной своей задачей считаю поставить войско на ноги. Я беру домой то количество денег, которое необходимо семье, чтобы нормально жить – без излишеств. Все остальные доходы, естественно, уходят на нужды войска. Раньше у казаков не было бизнеса как такового, и войско жило за счет добровольных пожертвований, но на этом далеко не уедешь.

– А какие потребности у войска?

– Очень большие. Мы выступили инициаторами строительства храма в Надежде – собираем пожертвования, руководим строительством. Занимаемся патриотическим воспитанием. Казаки учат молодежь рукопашному бою, казбою, владению шашкой и пикой, попутно вкладывается в головы идеи служения своему народу. Мы взяли землю под строительство большого конно-спортивного комплекса. Год назад войско заключило договор с министерством обороны о подготовке конников-контрактников для службы в вооруженных силах. Первые участники этого проекта уже служат по контракту в Кабардино-Балкарии.

Одно из главных направлений нашей работы – урегулирование межэтнических конфликтов. Есть у нас определенные наработки в этом деле, налажено взаимодействие с руководителями диаспор и культурных автономий.

Сейчас мы вплотную занимаемся образованием детей казаков, которые приезжают с периферии. Вплоть до расселения по домам казаков, если квартиру в городе снимать дорого. Потому что каждый казак должен получить образование. Только тогда он сможет приносить пользу своему войску. Мир изменился, надо быть очень грамотным. Компьютером владеть, в законах разбираться. Без этого дальнейшего развития казачества не будет.

– В ногу со временем идете?

– Конечно. Но я своим казакам не устаю повторять: живете в городе, все равно старайтесь закручивать помидоры-огурцы, солить сало. Дачу обрабатывать. Вы должны все уметь. Мало ли что. НАТО вокруг России. Краски сгущаются. Сейчас прекратиться импорт продовольствия, перережем всех свиней с этой чумой африканской, птицу истребим из-за птичьего гриппа. И что будем кушать? Город – первый на вымирание. Село выживет – они на земле, картошечку вырастят. А мы не умеем, потому что в магазинах будет пусто. Да и просто свое вкуснее и полезнее. Наши люди должны оставаться здоровыми, сильными, готовыми ко всему.

– Как казаки относятся к политике?

– Естественно, мы не можем оставаться вне политики, но стараемся не участвовать в политических играх. Одно могу сказать: мы считаем, что западная демократия, которую нам навязывают, – это плохо. Мы, россияне, должны жить не по западным стандартам, а по тем порядкам, которые были у нас испокон веков…

– Испокон веков в России была монархия...

– А мы ее не отрицаем. Но до нее еще надо дожить. Мне кажется, будет какая-то проверка России на прочность. Может быть, тогда родится царь, который сплотить народ.

– Вы считает, монархия – более высокая ступень развития общества, чем демократия?

– Так оно и есть. Но до нее надо дойти. Мы сейчас пишем все с чистого листа. Наша задача сейчас – сделать западную демократию более удобной для страны, довести до совершенства то, что имеем.

– Как вы собираетесь это делать?

– У казачества нет властных рычагов, мы можем только косвенно влиять на это: демонстрацией своей силы, общественным мнением. Казаки – это большая часть населения. Те, кто замыслил что-то против России, должны видеть, что им есть достойное сопротивление. Это и есть наша жизнь и работа. 




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт