Персона

И все-таки мир спасет красота…

 

О необходимости активно развивать малый бизнес постоянно говорится на всех уровнях, от муниципального до федерального. Но благие намерения – это одно, а реальное дело – совсем другое. В числе тех, кто успешно занимается именно реальным делом, директор Института красоты Bellizze, кандидат психологических наук Олеся ПОГОРЕЛОВА.

 

– Начнем, Олеся Валерьевна, с вопроса о том, почему не салон, не центр, а Институт красоты? Потому что его директор имеет научное звание?

– Звание тут ни при чем. Когда я пыталась найти емкое, охватывающее все направления нашей деятельности понятие, перебрала практически все варианты. Салон? Нет, не то! Эстетический или медицинский центр? Тоже не то. И вдруг поняла: институт, и никак иначе. Тем более каждый, кто приходит в Bellizze, по сути учится быть красивым. Понятно, не в буквальном смысле этого слова, клиенты-то к нам ведь не учебники по диетологии или косметологии идут читать. Главная задача, стоящая перед нами – прививать навыки обеспечивающего здоровье и красоту поведения. Прошли времена, когда, купив крем для ног, женщина считала, что она сполна позаботилась о своей красоте, сегодня человек, желающий быть красивым внешне и здоровым внутри, должен строить свою жизнь соответствующим образом…

– Но раз речь идет о преодолении стереотипов поведения, ваши знания профессионального психолога наверняка востребованы?

– Как психолог я с клиентами не работаю, не тот профиль у нашего Института. Что касается востребованности знаний… Каждый должен заниматься своим делом и быть профессионалом в своей области. А поэтому как руководителю не просто коллектива, а коллектива людей творческих, мне мои знания, конечно, помогают. Благо, и тема моей кандидатской диссертации – психология управления. И не случайно, создавая Bellizze, мы провели масштабное маркетинговое исследование – на какие услуги наиболее высок спрос, какие ценовые рамки приемлемы для наших потенциальных клиентов и т. д. Тысячу анкет обработали! А в результате анализа полученных данных пришли к выводу: нужно предлагать широкий ассортимент качественных услуг, ориентируясь при этом на клиентов среднего класса. Не сверхдорогое обслуживание для нуворишей, но и не эконом-класс. Ставка сделана на постоянно численно растущий слой нашедших себя в жизни, утвердившихся людей.

– Независимо от пола и возраста?

– Насчет возраста, никаких вопросов – и молодежь к нам приходит, и люди среднего и старшего возраста. Касательно же пола… Мы рады всем, включая и мужчин. И они идут в Bellizze, и настоящие полковники, и студенты. Однако преобладают все-таки женщины: на десяток женщин едва «полтора мужчины» приходится. Возможно, будет больше – и жизнь меняется, и уклад ее, и новые традиции появляются. Красотой сильный пол в отличие от слабого, может, и не сильно озабочен, но речь-то не только о красоте лица, тела и ногтей, но и о здоровье. Возьмите наш комплекс SPA, одна кедровая бочка чего стоит!

– Бочка? Это что, образное выражение?

– Нет, натуральная бочка из кедра. Наша особая гордость! Нам предлагали ее в Италии приобрести, но мы предпочли ориентироваться на богатейшие отечественные традиции воздействия паром, и купили уникальный аппарат в Архангельске. Суть процедуры, если вкратце, в следующем. Вы садитесь в бочку, туда подается пар, настоянный на травах, и затем следует двадцать минут полного блаженства. Причем важно то, что голова остается снаружи, и перегрев вам не грозит. Получается не только польза для тела, но еще и психологическая разгрузка – усталость уходит, напряжение снимается.

– Снова психология, никак мы от нее не уйдем!

– А зачем уходить?! Есть такое понятие – ухаживающая профессия. Чаще используется для характеристики работы врача. И это правильно, могу сказать с уверенностью: у меня мама врач, и сама я по образованию не только психолог, но и психотерапевт. Но ведь и в стенах нашего Института мы именно ухаживаем за людьми, обеспечиваем им чувство и физического, и душевного комфорта. А здесь очень важен психологический настрой. Простая вроде вещь – вручную расписанные стены наших залов. Но, увидев эту красоту, люди говорят: у вас прямо сказочный город тут! То есть, и красивый интерьер – тоже своего рода психотерапия. А если учесть, что у нас и качество услуг на высоком уровне… Возьмите великолепную коллекцию массажей – авторские эксклюзивные методики! Или, например, разрабатываемые нами комплексные программы по похудению. Это, конечно, прежде всего здоровье, но когда видишь счастливые глаза сбросившей лишние килограммы женщины… Здорово, когда люди счастливы!

– Красивый бизнес – дарить людям красоту…

– Да, но нагрузки в нем тяжелые. И в этом смысле он даже не женский. Речь идет не только о том, что надо иметь представление о «технологии» оказания той или иной услуги – будь то прическа, маникюр, педикюр, аппаратная косметология или фитнес. Хотя и это важно. Директор крупного оборонного предприятия легко может обойтись без знаний фрезеровщика, а в малом бизнесе приходится вникать во все: я хоть и не парикмахер, но оценка качества сделанной мастером прически – моя обязанность. Но главное, правильно подобрать кадры, сформировать команду. Это, сужу по опыту своей работы в «Кавказтрансгазе», и для крупных фирм ключевой вопрос. Но там хоть можно использовать такие инструменты, как, например, ассессмент-центр. То есть, через интервью, тренинги, ролевые игры выяснить, соответствует кандидат этой должности или нет, сможет ли он выполнять свои обязанности на соответствующем уровне…

– А что вам сейчас мешает подобные технологии использовать?

– Ассессмент-центр – это три месяца подготовительной работы и десяток независимых наблюдателей. Непозволительная роскошь для малого предприятия, где в коллективе тридцать человек. Здесь совсем другая методика подбора кадров. Выручает, конечно, опыт – я все-таки не первый год в бизнесе, до Института красоты занималась созданием сети кинотеатров. Плюс старые знакомства выручают, в частности, в школе манекенщиц, где довелось работать психологом. Но все же найти профессионала непросто, и конкуренция тут среди менеджеров далеко не всегда добросовестная.

– Вы имеет в виду, полагаю, переманивание мастеров?

– И такое есть, чего уж греха таить. Я насильно никого, конечно, не удерживаю, зачем?! Но и не в восторге, когда человек, придя в Bellizze как клиент, начинает переманивать сотрудников, обещая им золотые горы. Тем более что в сфере нашего бизнеса и другая крайность есть. Поработал специалист пару лет на «хозяина» и решил: все, хватит, сам хочу быть хозяином. Пожалуйста, да только пострадавшим в конечном счете сам и оказывается, да и клиент еще. И речь даже не о том, что мыть голову в ванной комнате, чтобы сделать прическу на квартире у любимого мастера, не лучший вариант. Но это еще полбеды – хочешь, так мой. Но мастер без постоянной учебы, без регулярного обмена опытом в своей профессиональной среде перестает быть мастером. К тому же, любому надомнику приходится самому беспокоиться о закупках расходных материалов, о взаимоотношениях с налоговой инспекцией, санитарными службами, и к тому же не забыть побаловать клиента… Такие заботы отнимают огромное количество времени и сил, и сочетать их с творчеством практически невозможно. В итоге у мастера выбор невелик – либо заниматься организационными вопросами самому, теряя при этом квалификацию и клиентов, либо приглашать на работу менеджера, бухгалтера, администратора и т. д., и все равно заниматься организационными вопросами… Не комфортней ли работать в центре, где снабжением занимаются спецальные службы и обучение поставлено на системную основу, а мастера берегут и уважают, а капризных клиентов любят и лилеют, то есть там, где каждый на своем месте и занимается своей работой.

– То есть конкуренции с частниками вы не боитесь. А как насчет соперничества с другими крупными центрами?

– Конечно, конкурентная борьба за специалистов есть, а вот говорить о жесткой конкуренции на самом рынке наших услуг я бы не стала. У потенциальных клиентов есть выбор, и это хорошо. Но избытка предложения на «рынке красоты» пока нет. Своя ниша каждой фирме с учетом предлагаемого набора услуг и цены на них гарантирована, как и постоянная клиентская база. Единственное, чего не хватает нашему сектору – корпоративности, в хорошем смысле этого слова, которая помогла бы и общую концепцию развития нашего сектора рынка выработать, и высокие стандарты качества сделать нормой. Потому я и готова обратиться к коллегам с призывом: давайте объединяться! Не в смысле слияния и поглощения предприятий – а ради заботы о клиенте. Тем более, что создание ассоциации, например, помогло бы нам и общие интересы отстаивать.

– Во взаимоотношениях с властями, допустим?

– В том числе. Я не люблю ругать власть и говорю обычно тем, кто ругает: а ты иди сам попробуй. Эту позицию я унаследовала еще от деда – фронтовика, Героя Социалистического Труда, председателя краевого Совета ветеранов. Многие, думаю, и сегодня помнят Григория Кирилловича Горлова, который всю свою жизнь предпочитал реальное дело делать, а не языком «работать». Но то, что и власть не должна оставлять без внимания малый бизнес, это очевидно. Не секрет ведь, начать свое дело сегодня очень сложно. Ладно, если имеешь хоть небольшой первоначальный капитал – на аренду помещения, на оборудование. А если нет?! В банк обратиться за кредитом? Можно, конечно, но дешевых кредитов днем с огнем не найти, к тому же банк обеспечение потребует. Ситуация почти как с выпускниками вузов. Приходит молодой специалист устраиваться на работу, а ему говорят: нужен опыт работы. А где он опыта наберется, если без опыта его на работу не принимают?! Мне в этом смысле повезло, успела и в крупном банке поработать, и газпромовской структуре, и в университете попреподавать. Но сегодня полагаться на везение нельзя, требуются четкие правила игры, в том числе и определяющие развитие малого бизнеса.

– Иначе локомотивом экономики малое предпринимательство никогда не станет?

– Может и должно стать, но вот станет ли… Здесь ведь разговор надо вести не только о государственной, в той или иной форме, поддержке малого бизнеса. Явно не на пользу ему, например, то, что страна по-прежнему живет на доходы от экспорта нефти и газа, а производство в несырьевых отраслях почти не развивается. Или возьмите слабую по сей день экономическую активность населения. Да, начать свой бизнес непросто, но многие даже и не собираются начинать, предпочитая искать места на госслужбе. И отсутствие не то что кооперации в сфере малого и среднего бизнеса, но даже корпоративной солидарности, о чем мы уже говорили, тоже препятствие, и достаточно серьезное.

– И тем не менее, пример Bellizze наглядно свидетельствует: при всех трудностях и проблемах шансы на успех вполне реальны. К слову, откуда такое название и что оно обозначает?

– Это итальянское слово – превосходная степень от определения «красивый». Можно перевести как «красивей красоты». Я английский изучала, но к итальянскому языку испытываю большую симпатию, и к Италии, к ее культуре. Когда в Рим приехала, город на меня просто неизгладимое впечатление произвел. Потом побывала в Париже, город, конечно тоже замечательный, романтичный… Лувр, Эйфелева башня, Елисейские поля… Но после Рима с его ощущением вечности не долго восторгаешься мимолетной красотой французской столицы. Если же говорить о шансах на успех… Мы с моим партнером Викторией Семеновой, которая, кстати, известный в крае врач-дерматолог, знали, на что шли и отступать не собираемся. По меркам человеческого возраста, Bellizze еще младенец, даже на ножки не встал. Но по меркам бизнеса, птенец наш уже оперился, клиенты оценили набор и качество наших услуг. Это и фитнесс, где востребовано все, от аэробики до йоги, и имиджевые услуги, и привлекающий всех без исключения комплекс SPA. Продолжать можно долго, но это тот случай, когда лучше прийти к нам и самому все воочию увидеть.

– А Вы сами-то услугами Bellizze пользуетесь?

– Когда время на это удается выкроить. Но со временем туго, и нередко оказываюсь, как в поговорке, сапожником без сапог. Причем для наших мастеров я уже «живой приметой» стала. Если, мол, Олесю Валерьевну записать на прием, то обязательно на это время клиент попросится. Так оно и выходит, и Олеся Валерьевна, естественно, уступает место. Все тот же сапожник без сапог.

– Здесь уже другая поговорка подходит: красота требует жертв. Правда, в ней не говорится, что от директора Института красоты требует…

– Да разве ж это жертва?! Это нормальная работа руководителя, для которого главное – интересы клиентов. Я на эти интересы и персонал настраиваю. Мастера – народ творческий, и творческий порыв я всегда поддержу. Но есть еще и бизнес, где не только запросы клиента должны учитываться, но все, порой даже кажущиеся нелепыми, капризы. К тому же я придерживаюсь мнения: есть штучный, если можно так сказать, продукт творчества, а есть и технологии, которые можно и нужно ставить на поток. И одно другому не противоречит, такое соседство и уместно, и необходимо. Жизнь многообразна и редко идет по линейному вектору. А потому не надо ни от чего отказываться. Критерий здесь один – нравится, значит красиво.    

– То есть, именно красота спасет наш мир?

– Классик, он на то и классик, чтобы формулировать вечные истины. О спасении мира я говорить не берусь, а вот то, что наш Институт красоты радость людям приносит, это факт. Причем уже состоявшийся факт.




© 2007—2008 MediaPro Издательский дом,

Россия, Ставрополь, ул. Мира, 355, офис 16
Телефоны: +7 (8652) 941-601, 371-862, 371-863.
Email: info@mediapro26.ru

Создание сайта — Слимарт